hv

"Выселения Батюшек"

Вскоре после юбилея Батюшки нам пришлось пережить немалый страх за Батюшку, так как вдруг неожиданно был арестован целый ряд священников, близко нам знакомых, более или менее пользовавшихся любовью народа. Батюшка все больше и больше привлекал к себе прихожан Григорио-Неокесарийского храма, и мы очень боялись, что его постигнет та же участь. Но, слава Богу, на этот раз Батюшка не был тронут… Однако, мелкие огорчения и тревоги все время не оставляли нас. Когда миновало беспокойство за безопасность Батюшки, явилась новая тревога: по всей Москве священников выселяли из квартир. Духовенство было вне закона и любой рабочий, которому понравилась поповская квартира, мог очень легко овладеть ею. Бедные священники переезжали в дачные местности, ютились там в маленьких каморках у застройщиков, которым они платили большие деньги за эти помещения.

Эти выселения сильно беспокоили Батюшку. Он знал, как трудно будет ему переехать на новую квартиру с его громадной библиотекой и большой семьей, а поэтому решил заранее еще до приказа о выселении подыскивать себе квартиру. Второй причиной, побуждавшей Батюшку искать себе квартиру где-нибудь на даче, было желанье жить врозь со своими старшими сыновьями, чтобы дать им возможность выйти в люди, так как иметь отца священника считалось тогда позорным клеймом, а жить с ним в одной квартире, одним хозяйством — преступлением, за которое могли выгнать со службы, лишить хлебных карточек (хлеб с 1929 года выдавался по карточкам). И вот вся осень и первая половина зимы прошла в поисках квартиры. В свободные от службы недели Батюшка с матушкой ездили по разным дачным местностям, подбирая себе подходящий дом. Духовные дети также принимали участие в этих поисках, и также ездили по дачам для Батюшки, собирая нужные сведения. Вернувшись из такой поездки, Батюшка подробно рассказывал нам обо всем, что он увидел, рисовал даже план найденного свободного дома, затем досконально обсуждал все плюсы и минусы. Говоря о плюсах, Батюшка воодушевлялся и со всем присущим ему красноречием описывал то время, когда он будет жить на даче, но затем на очередь выступали минусы, которых оказывалось гораздо больше, чем плюсов, и переезд Батюшки не осуществлялся. Однажды, возвращаясь из одной своих поездок, матушка купила на дороге «Вечернюю газету», в трамвае она развернула ее и ей в глаза бросилось одно объявление, в котором говорилось, что на Воробьевых горах у застройщика сдается целый дом. И вдруг матушке показалось, что этот дом как предназначается для них, что в нем им и придется жить.

Приехав домой, она сейчас же показала это объявление Батюшке и сказала, что это, вероятно, подходит для них. Батюшка засмеялся, слишком невероятной показалась ему возможность обустроиться в Москве, ведь на это нужно очень большие деньги. Где же их взять, когда в кармане на тот момент было всего только 50 рублей. Но уверенность матушки его поразила, и он послал ее на Воробьевку узнать, сколько стоит дом, а сам пошел служить всенощную, но мысль о новой квартире не выходила у него из головы. Матушка съездила на Воробьевку, ей очень понравился домик, он еще не был сдан, хотя съемщиков было довольно много. Хозяйка требовала за дом тысячу рублей вперед — что составляло квартирную плату за год вперед. Матушка попросила ее подождать до завтра и никому не сдавать. Вечером пока Батюшка был еще в церкви, к матушке зашел случайно Николай Александрович Рейн. Матушка рассказала ему про Воробьевку, и о своей заботе, где достать денег на дом. «А много Вам нужно?» — спросил Николай Александрович. «Тысячу рублей», — сказала матушка. «Есть, — сказал Николай Александрович, — у меня есть нужные деньги, которые лежат у меня на книжке, я могу ими распоряжаться до весны. Я думаю, что я могу их одолжить Вам». Сумма, которую мог одолжить Николай Александрович, была как раз та, которая требовалась. В этом матушка и Батюшка ясно увидели волю Божию о них. На другой день они уже вдвоем поехали на Воробьевку и действительно сняли квартиру, тут же был заключен договор и отданы деньги.

Батюшке понравилась их новая квартира. Это был чистенький новый домик из 4-х комнат и террасы. Четвертую комнату Батюшка сдал о. Леониду Полотебнову. Это все произошло дня за три до Рождества и решено было перебраться на новую квартиру тотчас же после праздников. Предпразднственные дни приходились в неделю Батюшки, поэтому они были справлены, как следует, т. е. каждый вечер совершалось повечерие с предпразднственными трипеснцами и канонами, Батюшка почти не уходил с клироса, заведуя чтением и пением, кроме того и с амвона читал нам различные поучения, подходящие по времени: житие Игнатия Богоносца и др.



Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление

Поделиться: