hv

"Катя"

Она появилась в Толмачах как-то внезапно. Небольшая юркая фигурка, с широким каким-то почти калмыцким лицом и странными неспокойными глазами. С самого первого дня она держала себя так, как будто была самая настоящая толмачевка, бегала по храму, суетилась, помогала вуборке, разговаривала со всеми так, точно она давно уже была знакома с ними. Простота Кати была удивительна. Она умела разговаривать совсем просто с людьми незнакомыми, охотно рассказывала им о себе подчас самые интимные вещи.

Она всегда очень нуждалась. Она училась на сестру милосердия, получала очень маленькую стипендию, и случалось не обедала по несколько дней. О своих нуждах она рассказывала очень просто, никогда ничего не просила себе, но если ей давали, она принимала с благодарностью и никогда не отказывалась. Родители ее и брат тоже жили в Москве, в крохотной комнатке около Бутырской тюрьмы, жили бедно, Катя не хотела их обременять собой, и жила самостоятельно в общежитии сестер, где-то очень далеко от Толмачей, и пешком за неимением денег, прибегала в Толмачи иногда даже по два раза в день.

Одно время я была с ней довольно близка. Мне нравилась ее непосредственная простота, ее искренность. Нередко, особенно летом, когда мои родители были на даче, она ночевала у нас в квартире, иногда даже по несколько ночей подряд, и мы с ней немало говорили о духовных предметах. Так например, она очень интересно рассказывала о своем путешествии пешком без копейки денег из Саратова в Москву. Это было, действительно, геройское путешествие, и на всем протяжении пути она находила себе помощь, поддержку добрых людей. Ровно месяц странствовала она, и, наконец, к Петрову дню пришла в Москву, где были ее родители.

Несмотря на свой молодой возраст, она много пережила, и немало перестрадала. Было в ней что-то странное, не совсем нормальное, о чем свидетельствовали ее неспокойные, бегающие глаза. Она не могла долго, усидеть на месте. Ей ничего не стоило из одного конца Москвы пешком прибежать в другой. Она не могла долго удержаться на месте, и переходила с одной работы на другую. Повинуясь своему первому чувству, она способна была бросить одно дело и приняться за другое, никого не спрашивая, не обдумывая, по собственному почину. Несколько раз порывалась она бежать из Толмачей, но что-то ее все-таки удерживало, и она не ушла.

В 1929 году ее родители уехали в Сибирь, Батюшка благословил Катю ехать с ними. И она поехала. Из Сибири сначала писала, по потом письма прекратились, и мы так и не знаем, что стало с ней.



Поделиться:

Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление