hv

“Пасхальная грусть”

Великий пост был бы идеален, если бы не болезнь младшего сына Батюшки. Коля заболел на второй неделе поста и проболел весь Великий пост. У него было воспаление среднего уха. Эта болезнь не только не шла на улучшение, но со временем только усиливалась, так что матушка очень беспокоилась и, занятая Колей, не всегда могла приходить в храм. Без матушки пустел клирос, Батюшка делался невеселым, и мы все сильно чувствовали Колину болезнь и очень хотели его выздоровления. На Страстной она настолько обострилась, что стала ясна необходимость операции (трепанации черепа). Бедная матушка всю неделю разрывалась между богослужениями, которые она не хотела оставлять, и Колей, которого она тоже не могла бросить. Заболел и второй сын Батюшки, Сима, так что в Великий Четверг Батюшка причащал своих больных на дому. Но, несмотря на эти болезни и огорчения, служба Страстной седмицы блистала всеми своими красотами и была так же прекрасна и уставна, как и в прежние годы. Особенно хорош был Великий Четверг, когда все антифоны не читались, а пелись с канонархом.

На Пасху удалось устроить Колю в больницу для операции, и матушка ехала с ним, чтобы быть неотлучно рядом. На второй день Пасхи собрались мы вечером у Алекс. Евг.на именинах, но матушка не пришла. «Она осталась дома, чтобы последний вечер провести с детишками, — сказал нам Батюшка,- завтра она ложится вместе с Колей в больницу».



Поделиться:

Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление