hv

«Добрая, чистая, нежная душа»

Зимой 1924 года в Толмачах появилось новое лицо. Это была Елена Ивановна. С самого начала она повела себя не совсем обычно. Сразу встала на клирос и запела. У нее низкий голос, и она пела на клиросе альтом.

Иногда Елена Ивановна останавливалась около прихожанина и внимательно слушала, что ему говорили и что говорил Батюшка. Все это нам казалось таким подозрительным, что даже одно время мы серьезно побаивались Елены Ивановны, и не любили ее.

Один ее внешний вид: ярко малиновый бархатный берет с белым пером за ухом, очень короткие (по тогдашней моде) платья, манера говорит необыкновенно быстро, забрасывая собеседника потоком слов — все это раздражало. И только после узнали мы, что за этой чудной внешностью скрывается добрая, чистая детская душа. Батюшка первый открыл эту душу. Он, как только пришла к нему Елена Ивановна на исповедь, взялся ее обламывать. Никому, по его словам, не доставалось столько, сколько Елене Ивановне. Кажется, другой убежал бы от этих строгостей. Но она выдержала, прошла как бы сквозь строй всех этих строгостей и прилепилась к Толмачам. Узнали мы ее и полюбили.



Поделиться:

Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление