hv

Сказание об иконе Божией Матери Владимирской

Икона Божией Матери ВладимирскаяИкона Божией Матери ВладимирскаяВ данном сказании проявилась попытка объединить основные сведения о чудесах от иконы Пресвятой Богородицы на основании текстов летописей, сказаний и других архивных материалов. По возоможности, даже в случае перевода текста на современный русский язык составитель попытался сохранить стилистику первоначального текста. Поскольку целью этого сборника было нравственное назидание, но не историческое исследование, ссылки на источники преднамеренно опущены. Работа не претендует на полноту изложения и требует дальнейших исследований.

Первое упоминание о Владимирской иконе Богоматери в русских летописных источниках связано с именем святого благоверного князя Андрея Боголюбского и находится в летописи Боголюбского монастыря.

Лаврентьевская лето­пись, повествуя об основании княжеского стола в северных землях, говорит, что в 1153 году ушел князь Андрей из Киева от отца своего в Суздаль и принес икону Пресвятой Богороди­цы, которую привезли из Царьграда.

Это повествование дополняет «Сказание о чудесах Пресвятой Богородицы Владимирской» (литературный памятник последней чет­верти XII века. По мнению С. Соловьева, он принадлежит руке самого князя Андрея Боголюбского). В 1155 году князь Юрий Дол­горукий отдал Вышгород во владение своему сыну князю Андрею. Но князь Андрей уже по­мышлял основать на севере новое, независимое от Киева, владение. Задолго до того, как уйти в северные земли, он услышал об иконе Божией Матери, привезенной из Константинополя, и о том, что икона трижды сходила со своего места, как бы показывая тем самым, что Ца­рице Небесной угодно избрать новое место для Своей иконы. Услышав об этом, благоверный князь подумал: не в северных ли землях то ме­сто, где угодно пребывать иконе Божией Мате­ри? Желая испросить Божие благословение на основание независимого княжества в Ростовско-Суздальских землях, князь Андрей отправился в Вышгородский монастырь, где со сле­зами молился перед иконой Богоматери, прося Ее быть заступницей Ростовской земле и ново­просвещенным людям. В 1155 году, без ведома отца, князь Андрей покидает Вышгород, взяв с собой чудотворную икону Божией Матери.

Многими чудесами и знамениями сопро­вождался путь иконы Царицы Небесной. Не­далеко от реки Яузы, князь послал проводника проверить брод. Но как только проводник спе­шился с лошади, то стал увязать в илистом дне. Никто не мог ему помочь. Видя его неминуемую гибель, благоверный князь стал усердно молиться пе­ред иконой: «Пресвятая Владычица наша Бого­родица, буду повинен в его смерти, если Ты не спасешь его». Тотчас человек смог выбраться из речной пучины и, вскочив на лошадь, доб­рался благополучно до берега. Князь, одарив его, отпустил домой.

Переправившись через Яузу, проходили Рогожские поля. Супруга священника Нико­лая, ехавшая с княжескими спутниками, сошла с повозки. В это время внезапно взбесившийся конь, сбросив с себя возницу, поломал ему ногу. Попадья же, оказавшаяся под копытами лошади, запутавшейся в одежде несчастной женщины, лежала замертво. Об этом рассказа­ли самому священнику Николаю, и тот, обра­тившись к иконе Богоматери, воскликнул: «Госпожа, Пречистая Богородица Владычица, неужели не можешь избавить от смерти умершую?» Сейчас же конь высвободился, а жен­щину нашли живой, причем на теле ее не оста­лось и следов ударов копыт.

В продолжение пути, недалеко от Владимира, лошади, на которых везли чудотворную икону, встали и не могли двинуться с места. Меняли лошадей и даже икону переставили на сани, но ничего не помогало – ни один конь не смог сдвинуть саней с места. Князь Андрей назвал это место Боголюбимым, потому что Богоматерь возлюбила его, и построил здесь две каменные церкви во имя Богородицы и заложил город, который назвал Боголюбов. Здесь икона Богоматери оставалась некоторое время до построения храма во Владимире.

В 1158 году князь Андрей приступил к по­строению во Владимире каменной церкви в честь Богоматери. Через два года церковь была построена и великолепно украшена. Вот как го­ворит об этом летописец: «Этот храм был укра­шен с щедростью изумительной; пять куполов были вызолочены, трое дверей церковных укра­шены золотом, паникадила серебряные вызоло­ченные, ризы на иконах из золота, украшены жемчугом, священнические ризы шиты золо­том». И сама чудотворная икона была богато украшена окладом из золота, серебра с драгоценными камнями и крупным жемчугом. Од­ного золота употреблено было на украшение иконы более тридцати гривен.

Построив храм во Владимире, князь Андрей в 1160 году перенес в него из Боголюбова чудотворную икону Богоматери, и с тех пор она стала именоваться Владимирскою.

Много чудес и знамений совершилось здесь от чудотворной Владимирской иконы. И сам князь Андрей скоро испытал силу благо­датной помощи Богоматери своему народу и своему княжеству.

В 1164 году была построена церковь Благо­вещения на Золотых воротах. Эти каменные ворота с московской стороны были важным оборонительным узлом в линии новых городских стен. Князь спешил завершить постройку к празднику, поэтому известь не успела засох­нуть должным образом, и во время праздника, когда народ сошелся на торжество, петли, дер­жавшие ворота, вывалились из стены, и двенад­цать человек были придавлены створками во­рот. Услышав об этом, князь со слезами мо­лился перед иконой, обвиняя себя в смерти не­счастных. Но когда смогли поднять ворота, то увидели всех заваленных живыми и здоровыми.

В год освящения Золотых ворот князь Ан­дрей совершил поход на волжских болгар, взяв с собой по обычаю чудотворную икону Влади­мирскую. Перед сражением князь и все воины коленопреклоненно молились пред чудотвор­ным образом Божией Матери, прося Ее быть им Покровом и Помощницей в предстоящей битве. Упование на Богоматерь не подвело кня­зя Андрея. Укрепляемый силой Божией, он од­ним сражением рассеял болгар и далеко пре­следовал их. Возвращаясь из погони с конни­цею, он увидел, что его пехота стоит под кня­жеским стягом, вокруг победного знамени – Владимирской иконы. Князь Андрей и все вои­ны с радостью вознесли хвалу и благодарение Царице Небесной. В тоже время все увидели, как свет исходит от икон Спасителя и Божией Матери и озаряет весь полк. В этот день одер­жал победу над сарацинами и греческий импе­ратор Мануил, который также видел свет, исхо­дящий от Креста Господня. В память о чудесах и славных победах, дарованных православным воинам благодатной помощью Божией, в этот день 1 августа (14 августа по н. ст.) было установ­лено празднование Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице.

В 1175 году благоверный князь Андрей Боголюбский был убит мятежниками. Тело его несколько дней лежало без погребения, а чернь, подстрекаемая убийцами, грабила Боголюбов и Владимир. Священник Николай, привезенный князем Андреем из Вышгорода, стал ходить по городу с Владимирской иконой Божией Мате­ри – и мятеж утих. Владимирцы, любившие князя Андрея, позаботились о погребении и с честью похоронили его в соборном Владимирс­ком храме.

По смерти князя Андрея Владимирский престол пытался занять его брат Михаил. Но между ним и его племянниками Ярополком и Мстиславом Ростиславичами началась меж­доусобица. Ярополк, по совету ростовцев, недо­вольных Михаилом, осадил Владимир и после семи недель осады вынудил Михаила покинуть город. Так в 1176 году на престол Владимирс­кий вступили Ярополк и Мстислав. Ростиславичи в самые первые дни своего княжения взя­ли себе ключи от богатого соборного Владимирского храма и захватили пожертвования князя Андрея, чудотворную Владимирскую икону Богоматери отдали князю Глебу Рязанскому, союзнику Ростиславичей, что возбудило всеоб­щее негодование в народе. Решено было изгнать Ярополка и Мстислава и снова призвать Миха­ила Юрьевича. Узнав об этом, Ростиславичи решили истребить князя Михаила и его дружи­ну. Суздальский полк неожиданно напал на Михаила, и тому грозила неминуемая гибель, потому что его воины не были готовы к битве. Но едва началась перестрелка, как воины Ростиславичей, не вступая в рукопашный бой, бро­сили княжеское знамя и побежали, «гонимые гневом Божиим и Святой Богородицы», – так объясняет летописец эту необыкновенную и нео­жиданную победу, которую князь Михаил дос­тойно приписал заступлению Божией Матери. Князь Михаил снова вступил на Владимирский престол. Он возвратил отнятые у соборного Владимирского храма ценности. Вооруженною рукою хотел Михаил возвратить от Глеба Ря­занского Владимирскую икону Богоматери, но раскаявшийся Глеб сам вернул икону и захваченные при разграблении Владимира ценности. Славная икона Владимирская, с радостью встреченная народом, снова была поставлена в соборном Владимирском храме.

После смерти Михаила на Владимирский престол вступил его брат Всеволод. Но ростов­цы и суздальцы, недовольные возвышением Владимира и желая сохранить его подчиненное положение, хотели видеть на Владимирском престоле Мстислава. Между князьями вновь началась междоусобица. Князь Всеволод выс­тупил против Мстислава. Летопись передает, что когда войска князя были уже около Сузда­ля, то случилось знамение от чудотворной иконы Владимирской: «Явил Бог и Пресвятая Бо­городица новое чудо: видели Божию Матерь Владимирскую, и весь град и до основания, как бы на воздухе стоящим». В этом видении все усмотрели благоволение Богоматери к избра­нию Всеволода, и он действительно одержал легкую победу над своими врагами.

Описывая чудеса и знамения, бывшие от Владимирской иконы Божией Матери, говоря о быстром возвышении Владимира, победах над врагами, летописец как бы подчеркивает мысль, что все это несомненно связано с покро­вом и заступничеством Пресвятой Богороди­цы, с пребыванием в городе Ее чудотворного образа: «Мы же да подивимся, – говорит он, – чуду новому и великому и преславному Матери Божией, как заступила град Свой от великих бед, и граждане Свои укрепляет».

В 1237 году произошло событие, предопре­делившее более чем на два столетия дальней­ший ход русской истории – нашествие татар. Захватив Рязань, Коломну и Москву, 3 февра­ля к стенам Владимира приступил хан Батый. Рано утром 7 февраля начался приступ, а к обеду город был взят. Бывшие в то время на Вла­димирском престоле князья Всеволод и Мстис­лав бежали с теми, кто мог. А в городе, во Владимирском Златоверхом соборе – последнем месте спасения от пожара и захватчиков – укрылись епископ Митрофан с княжеским семей­ством, боярами и прочими людьми. Татары зажгли собор и отбили двери. Многие погибли в огне, иные задохнулись от дыма, иные погибли от мечей врагов. Серебро, золото, драгоценные каменья, украшения икон и книг – все сделалось добычей варваров. И с чудотворной Владимир­ской иконы Богоматери был снят и похищен та­тарами ее драгоценный оклад. Но, к удивлению всех, сама икона нисколько не была повреждена ни от рук татар, ни от огня, уничтожившего храм. «Это было, замечает летописец, по благо­дати Божией Матери, неотъемлемой от Ее ико­ны, в уверение благочестия и на соблюдение земли Русской». После ухода татар Владимир­ским князем стал Ярослав. Он очистил и вос­становил Владимирский собор, снова благолеп­но украсил чудотворную Владимирскую икону и поставил ее в храме на прежнем месте.

Но время славы Владимира уже прошло. Надлежало исполниться пророчеству святителя Петра о Москве, что она взыдет на плечи вра­гов, если воздвигнется в ней храм в честь Божией Матери. И этот храм – Успенский собор – уже был воздвигнут, и Москва начала быстро возвышаться над всеми княжествами русски­ми. Но еще недоставало в ней славной Владимирской иконы Богоматери – чудного покрова и заступления земли Русской. И это вскоре исполнилось – икона была перенесена в Москву. И вновь, при самом перенесении иконы, Бого­матерь явила Свою благодатную помощь наше­му Отечеству. «Придите, Российские люди, – взывает Святая Церковь, – приидите верных собрания в сретение Царицы Богоотроковицы! Ибо грядет Царица Своим честным образом спасти град и люди от врагов безбожных без брани» (стихира службы).

В 1395 году в пределы России вступил грозный монгольский завоеватель Тамерлан. Страшную угрозу представлял он для раздроб­ленной Русской земли. Вот что летопись гово­рит о нем: Темир-Аксак (Тамерлан) был вы­ходец из самых низших слоев общества. Зара­батывая себе на пропитание кузнечным ремес­лом, он снискал репутацию злого и жестокого вора. Оказавшись отверженным от общества за свой образ жизни, Темир стал заниматься грабежом и разбоем. Еще обладая незначитель­ными силами, он смог разбить 10-тысячное войско персидского полководца Карамандина. Несколько позже, когда численность его войска возросла до 150 тысяч, он огнем и мечом про­шел Грецию. Победив союзников Турецкого царя Баозита и Сербского Стефана, захватил Дамаск и хотел идти к Иерусалиму. Но, услы­шав предание о том, что всякий покоривший Иерусалим бывает наказан от Бога, изменил планы и пошел дальше на Восток. Жестокость Тамерлана не знала границ. По его приказанию женщин и детей закапывали живыми в землю, мужчин бросали на растерзание диким зверям, умолявших о пощаде он топтал лошадьми, гово­ря: «Освободил несчастных от скорби и забот мира сего». На Востоке Тамерлан захватил Ассирию, Вавилон, Севастию, Армению, Ки­тай. Он победил ордынских князей и захватил Сарай Великий и Великую Орду Тохтамыша. Именно перед этой грозной силой оказалось Русское государство.

Направляя путь свой к Москве, Тамерлан завладел Ельцом, вошел в княжество Рязанс­кое и приближался к берегам Дона. При всеоб­щем унынии людей, ожидавших возвращения времен Батыя, великий князь Василий Дмит­риевич повел свои войска для отражения силь­ного неприятеля и остановился за Коломною на берегу Оки. Между тем весь народ, устрашен­ный слухами о несметных полчищах и свирепо­сти Тамерлана, усердно молился об избавлении от нашествия иноплеменных. Князь Василий, не надеясь на свои войска, решил прибегнуть к всесильной помощи Божией Матери. Он писал из Коломны митрополиту Киприану, чтобы тот послал во Владимир за чудотворной иконой Бо­гоматери. Святитель Киприан и сам думал о перенесении Владимирской иконы в Москву и приказание князя принял за знак благоволения Царицы Небесной о перенесении Ее иконы. Немедленно отправил он во Владимир почетное духовенство Московского Успенского собо­ра. Наступивший перед праздником Успения пост был посвящен самым усердным молитвам и покаянию. Сам митрополит почти не выходил из церкви, каждый день совершал Божествен­ную литургию, приносил слезные молитвы за князя и его воинов. Отправленное во Владимир духовенство 15 августа (ст. ст.) после литургии и молебна приняло на свои руки чудотворную икону,и священное шествие отправилось в Москву.

Горестно   провожали   владимирцы   любимый ими образ: «Куда Ты отходишь от нас, Владычица? Оставляешь нас сиротами, отвращаешь от нас лицо Свое?» Чрез десять дней крестный ход с чудотворной иконой Богоматери прибли­зился к стенам Москвы. Весь народ, от мала до велика, вышел в сретение Владимирской ико­ны. Все, преклонив колена, слезно взывали к Царице Небесной; «Матерь Божия, спаси зем­лю Русскую!» Митрополит, епископы и все ду­ховенство столицы, в сопровождении великокняжеского семейства, бояр и народа, торже­ственно встретили святыню за городом около церкви преподобной Марии Египетской. «Во всем множестве народа, – говорит летописец, – нельзя было видеть человека, который бы не плакал и не воссылал с упованием молений ко Пресвятой Богородице».

В Сретенском монастыре есть замечательное полотно встречи иконы в Москве.

И молитва веры была услышана. В тот самый день и час, когда жители Москвы встреча­ли икону Богоматери, как пишут летописцы, Тамерлан дремал в своем шатре и вдруг увидел необычный сон. С вершины большой горы к нему спускались многие святители с золотыми жезлами в руках. Над ними в лучезарном сия­нии явилась некая Жена, благолепия и величия неописанного, окруженная множеством небес­ных воинов. Она молилась с простертыми вверх руками и потом, обратив взор на Тамер­лана, грозно повелела ему оставить пределы Русской земли. В то же время по Ее повелению устремились на Тамерлана молниеносные воины, окружавшие Царицу Небесную. В стра­хе проснувшись, Тамерлан созвал своих воена­чальников и рассказал им свое видение, спра­шивая, что значит этот ужасный сон? «Эта ве­личественная Жена, – говорили они, – должно быть Мать Бога Христианского, и Она, конеч­но, намерена теперь помочь им, потому что они почитают Ее своею Заступницей». «И мы не одолеем их, – сказал монгольский хан, – ибо, если одного только из предстоящих Ей пошлет, он победит нас», – и велел войскам своим идти обратно из пределов Руси, к удивлению русских и самих татар.

С невыразимой радостью приняли в Моск­ве известие об удалении Тамерлана. «Не наши воеводы прогнали его, не наши воинства устрашили его, но сила невидимая послала на него страх и трепет. Гневом Божиим гонимый, он удалился из земли Русской» – так повествует нам о событиях 1395 года «Повесть на сретение чудотворного образа Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии».

В память чудесного заступления Богома­тери решено было па месте сретения Влади­мирской иконы поставить Сретенский монас­тырь, а день 26 августа (8 сентября) повсемес­тно праздновать как день избавления России от страшного врага. В этот день установлено было также совершать крестный ход с иконой Богоматери от Успенского собора до Сретенс­кого монастыря.

После установления на Москве крестного хода древко иконы было обрезано, а поля рас­ширены. В 1408 году князь Василий Дмитриевич приказал ук­расить росписью и Владимирский Златоверхий храм. Работа была поручена великим иконо­писцам – преподобному Андрею Рублеву и Да­ниилу Черному. С чудотворной Владимирской иконы была сделана копия, которую поставили во Владимирском соборе. Эта икона также прославилась многими чудесами и глубоко чти­ма народом.

В 1408 году неожиданно подступил к Мос­кве хан Едигей. Князь уехал в Кострому соби­рать войска. Жители Москвы, не ожидая помощи от людей, усердно молились пред чудотворной Владимирской иконой Богоматери: «Ми­лосердая Владычице, Заступница наша неот­ступная! Не предай нас в руки врагов наших, но избави нас, на Тебя уповающих». И Едигей, так и не начав осады Москвы, получив весть о воз­мущении в Орде, поспешно удалился от Моск­вы, взяв с нее откуп.

В 1451 году подступил к Москве ногайс­кий царевич Мазовша с войсками отца своего Седи-Ахмета. Великий князь оставил столицу и отправился собирать войско. Подойдя к Мос­кве, татары зажгли посады и начали приступ. Время было сухое и жаркое, ветер нес густые облака дыма и пепла прямо на Кремль. Русские воины, стоявшие на его стенах, задыхались от дыма. Под зноем этого страшного пожара, в облаках дыма, святитель Иона совершал крестные ходы по стенам города. Увидев инока Чудовского монастыря Антония, известного святостью жизни, святитель сказал ему: «Анто­ний! Моли прилежнее Бога об избавлении гра­да». Антоний отвечал: «Ты великий архиерей Божий, и твоей молитвы не презрит Богома­терь, скорая Помощница наша. Она уже умо­лила Сына Своего спасти град». Едва он успел сказать это, как, пронзенный татарскою стре­лою, пал мертвый к ногам святителя. Была сде­лана вылазка, и войска бились с татарами до ночи. Ночью ждали нового приступа, готовили на стенах пушки, самострелы, пищали. Но взошло солнце, и москвичи увидели, что враг отступил от стен Москвы. И лагерь осаждаю­щих также был пуст. Мазовша ушел ночью, взяв с собою только легкие повозки, а все тяже­лое оставив в добычу осажденным. Татары, по сказанию летописца, услышав вдали необыкно­венный шум, вообразили, что великий князь идет на них с сильным войском, и в сильном за­мешательстве устремились в бегство. Великий князь, узнав о чудесном спасении города, испо­ведал пред всеми, что Сама Царица Небесная обратила в бегство врагов. Вернувшись в столицу, он поспешил в храм Богоматери к славной иконе Владимирской и со слезами славил Заступницу Москвы.

Через восемь лет после нашествия Мазовши ополчился на Москву его отец Седи-Ахмет. Он хвалился покорить всю Русь. Но сын великого князя Иоанн прогнал его войско из Русских пределов. И эта победа была одержана благодаря чудесному заступлению Богоматери. Узнав об изгнании татар, святитель Иона рас­порядился устроить в Успенском соборе при­дел Похвалы Пресвятой Богородицы. Упование святителя на милость Богоматери к Руси было так велико, что он говорил о скором торжестве над Ордою, и сам вместе с соименным ему архипастырем Новгородским молился об окон­чательном избавлении Руси от татарского ига.

Недолго пришлось дожидаться исполне­ния молитв великого святителя. В 1480 году двинулся на Россию, грозя разорить ее, хан Ахмат. С 1478 года Русское государство, хотя и было должником Орды, но дани не платило. Именно за этой данью и пришли войска Казан­ского, Крымского и Астраханского ханств, объединенные Золотой Ордой. Расставив свои войска в Коломне, Серпухове, Тарусе и в дру­гих местах по берегу Оки, великий князь Иоанн III направился в Москву «ко Всемилостивому Спасу, Госпоже Богородице и к святым чудотворцам, прося помощи и заступления право­славному воинству», – говорит Воскресенская летопись. Великий князь Иоанн решился дать отпор в открытой битве. Русские войска стали против татарских, их разделяла только река Угра, которую русские называли поясом Бого­матери, охраняющим Московские владения. Теперь этот пояс действительно охранял владе­ния Москвы от вторжения Ахмата. Две недели татары не переходили Угры, грозя, что дождут­ся зимы и перейдут реку по льду. Наступили морозы, Угра начала покрываться льдом, и Иоанн велел своим войскам отступить. Войска оробели, думая, что Иоанн страшится и не хо­чет битвы, и полки не отступали, а бежали от неприятеля. Татарам оставалось только уда­рить в тыл русским. Но, по свидетельству лето­писцев, случилось чудо: татары, видя берег Угры, оставленный россиянами, вообразили, что они манят их в сети и вызывают на бой, приготовив засады. Объятый странным ужа­сом хан поспешил удалиться. Было удивитель­ное зрелище: два воинства бежали друг от дру­га, никем не гонимые. Наконец русские войска остановились, но Ахмат ушел в свои пределы, не причинив России зла. В этом бегстве Ахмата летописцы славят единственно помощь Божию и говорят: «Да не хвалятся легкомысленные страхом их оружия! Нет, не оружие, не муд­рость человеческая, но сам Господь спас ныне Россию». Великий князь и весь народ благочестиво и достойно приписали страх, обративший татар в бегство, невидимому заступлению Бо­гоматери. В память об этом избавлении Моск­вы установлено было празднование Владимир­ской иконе Божией Матери 23 июня (6 июля).

В 1514 году Владимирская икона Богома­тери была обновлена и украшена. Сам митро­полит Варлаам участвовал в обновлении иконы. Как сообщает нам Софийская летопись, по рас­поряжению великого князя для иконы был сде­лан киот, украшенный серебром и золотом. В память этого события был установлен крестный ход из Успенского собора в Сретенский монас­тырь 21 мая (3 июня).

Много чудес было от чудотворного образа Богоматери в славном Владимире, но еще большие чудеса явлены были в Москве. О некоторых из них нам известно из повестей, состав­ленных по благословению Макария, митрополита Московского.

В 1521 году, возглавляемые ханом Махмет-Гиреем крымские, ногайские и казанс­кие татары вторглись в Московские пределы, и с такою быстротою, что великий князь Василий Иоаннович едва успел вывести свои войска на берега Оки, чтобы удержать стремление вра­гов. Победив русские заслоны, татары предали огню все селения от Нижнего Новгорода до Москвы и захватили в плен огромное число жителей. Татары издевались над пленными, оскверняли святыни. 29 июля Махмет-Гирей, среди облаков дыма, под зарево пылающих деревень, приступил к стенам Москвы. Улицы города были переполнены беженцами, все искали спасения в Кремле, толпились в воротах, теснили друг друга. Великий князь отступил к Волоку собирать войска. Все предвещало са­мую жалкую участь городу и его жителям. Митрополит Варлаам со всем народом усердно молился о спасении Москвы. Вместе со всеми возносил свои молитвы к Богу и блаженный старец Василий. Когда ночью он со слезами молился у дверей Соборной церкви Успения, то внезапно услышал внутри храма сильный шум, и вместе с тем представилось ему, что двери храма открылись и бывшая в храме чудотвор­ная икона Богоматери Владимирская подня­лась со своего места, и от иконы послышался глас: «За грехи людей выйду из города с Рос­сийскими святителями и чудотворцами», и с этим гласом вся церковь наполнилась пламе­нем, который потом мгновенно исчез. И открыл Господь Своему угоднику, что вернет Он Свою милость людям лишь по молитвам Пречистой Своей Матери. В это же время в крем­левском Вознесенском монастыре благочестивой слепой инокине открылось продолжение этого видения. Услышала она большой шум и страшный вихрь и звон и оказалась как бы вне стен Кремля. И увидела, что из Кремля идет сонм святителей и других мужей в священных одеждах, несущих Владимирскую икону Пре­святой Богородицы. Шествие имело вид крест­ного хода. Среди идущих можно было узнать великих святителей Московских Петра, Алек­сия, Иону и других святителей. В то время, как шествие выходило из ворот Кремлевских, навстречу им вышел великий угодник Божий пре­подобный Сергий, а с другой стороны подошел преподобный Варлаам Хутынский. Оба они припали к ногам святителей и спрашивали их: «Зачем идут они вон из города и на кого оставляют его в настоящее нашествие врагов?» Свя­тители со слезами отвечали: «Много молили мы Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении от надлежащей скорби: Бог же не только повелел нам выйти из города, но и вынести с собою чудотворный образ Пречистой Его Матери, ибо люди презрели страх Божий, поэтому попустил Господь прийти этому варварскому народу, чтобы люди через покаяние возвратились к Богу». Святые подвижники Сергий и Варлаам стали умолять святителей, чтобы они своим ходатайством умилостивили правосудие Божие, и вместе с ними начали мо­лебен, произнесли молитву ко Пресвятой Бого­матери, и по совершении отпуста, осенив город крестообразно, все возвратились в Кремль с чудотворной Владимирской иконой Богомате­ри. Это видение было открыто еще двум вдо­вам, Евдокии и Иулиании, жившим подле Кремлевских ворот, и одной родственнице цар­ского казначея Ивана Третьякова.

Опасность, угрожавшая Москве от Махмет-Гирея, действительно была устранена. Ка­занский хан отступил от Москвы, не причинив городу вреда. Летописцы повествуют, что тата­ры хотели выжечь московские посады, но уви­дели вокруг города огромное русское войско и с ужасом известили о том хана. Хан не поверил и послал других удостовериться в справедливо­сти донесения. И увидели еще большее воин­ство и донесли ему. Тогда хан в третий раз по­слал кого-то из своих ближних узнать истину. Тот в страхе вернулся и сказал хану: «О царь, что ждешь? Бежим, огромное русское войско идет на нас от Москвы, если не убежим, то все погибнем». И татары побежали от Москвы. Все это было записано по повелению митрополита Макария. Чудесное видение, устрашившее вра­гов, несомненно, было следствием заступления Божией Матери, неоднократно и в прежние времена спасавшей столицу Русского царства. В память о событиях 1521 года, с крестным хо­дом 21 мая (3 июня), установленным в 1514 году, соединили воспоминание о спасении Мос­квы от Махмет-Гирея,

«Днесь светло красуется славнейший град Москва, яко зарю солнечную восприимши, Владычице, чудотворную Твою икону, – воспе­вает Святая Церковь Владимирскую икону Бо­гоматери. – Молися из Тебе воплощенному Христу Богу нашему, да избавит град сей и все грады и страны христианские невредимы от всех навет вражиих, и спасет души наша, яко милосерд» (тропарь Владимирской иконе).

Часто прибегал к всесильной помощи Бо­гоматери и царь Иван Васильевич Грозный. В 1541 году хан Крымский Саин-Гирей напал на Россию. Одновременно с ним в пределы наше­го отечества вторгся и царь Казанский Сафа-Гирей. Русские трепетали. Юный Иоанн, от­правляясь в поход против крымцев, пошел в Соборный Успенский храм и, пав на колена пред Владимирской иконою Богоматери, со слезами молился, прося помощи и заступления от нашествия врагов. Молитва царя была услы­шана, и отечество спасено. Сафа-Гирей был от­ражен, а Саин-Гирей бежал от полков Иоанновых.

Во время сильного пожара Москвы, в 1547, году митрополит Макарий молился в Собор­ном храме Успения. Кругом все было уже объято огнем, митрополита силою вывели оттуда. Икона Богоматери, писанная святителем Пет­ром, была вынесена, но, когда хотели вынести и Владимирскую икону, то не могли двинуть ее с места. «Сама Богоматерь, – говорит летописец, сохраняла и соблюдала не только Свой образ, но и всю Церковь, и весь мир, покрывая и защи­щая его». Чудное видение открыло покровительство Богоматери Своему храму и городу. В Москве был один новокрещеный татарин. Во время пожара, когда огонь охватил почти весь город и пламя с вихрем носилось по улицам, он едва спасся за городом. Отсюда смотрел он на пожар и вдруг увидел: над Соборным Успенс­ким храмом стоит Жена в светозарном одеянии и молится за город, и ризами Своими как бы утишает ярость носящегося пламени. Новопросвещенный указал на это стоявшим вблизи, и многие из них сподобились видеть это явление Богоматери. «И таким Ее милостивым заступлением, –продолжает летописец, – гнев Божий на­чал утоляться, пламя утихать, огонь не коснул­ся больше ничего, и пожар кончился».

Это лишь несколько случаев чудесной бла­годатной помощи Царицы Небесной граду Москве и всему нашему Отечеству, которые описываются в повестях митрополита Макария. И в более поздние времена не оставила Матерь Божия уповающих на Ее заступление и по­мощь.

После кончины царя Феодора Борисовича наступило на Руси Смутное время. При поддержке польского короля Сигизмунда Москву заняли войска Лжедмитрия. Самозванцу нуж­но было низложить еще и Патриарха Иова. Во­оруженные люди ворвались в храм Успения, когда Патриарх совершал здесь Божественную литургию. Они схватили его и стали срывать с него святительские одежды. Тогда Иов, сняв с себя панагию и положив ее к образу Владимир­ской Богоматери, сказал: «Здесь, перед этой святой иконой, я был удостоен сана архиерейс­кого и 19 лет хранил целость веры, ныне вижу бедствие Церкви, торжество обмана и ереси. Матерь Божия, спаси Православие!» И Ма­терь Божия спасла Православие. Не прошло и года после воцарения Самозванца, как князь Василий Шуйский молился перед этой святой иконой, собираясь ниспровергнуть царство об­мана и ереси, Самозванец был низвержен и убит. Воцарился Шуйский, но и он не мог удер­жать на голове своей венца Мономахова. Мос­квою овладели поляки. Первое ополчение для спасения Москвы было безуспешно. И вот по молитвам святых угодников Божиих и Святей­шего Патриарха Ермогена, вдохновившего сво­ими посланиями освободительное движение народа и принявшего за это мученическую кончи­ну от рук поляков, в Нижнем Новгороде сфор­мировалось второе ополчение. «Станем за свя­тую Русь и за дом Богоматери». Так называли русские Московский Успенский собор, где сто­яла Владимирская икона Богоматери. Вскоре новое ополчение приступило к Москве. Однако и это новое усилие верных сынов отечества мог­ло остаться тщетным: войска не имели средств к содержанию, не имели исправного вооруже­ния; в воинах и военачальниках не было согла­сия и единодушия, а к полякам спешила по­мощь. Но когда исчерпались человеческие уси­лия, Божия помощь обнаружилась во всей непререкаемой очевидности. В это время в осаж­денной Москве, в тяжком плену, томился один из великих русских иерархов, архиепископ Галасунский Арсений. Во время 19-месячного пребывания в Кремле поляков и литовцев, не щадивших святынь, он сохранял от поругания Владимирскую икону Богоматери. Пред нею изливал он скорбь свою о бедствиях России, пред нею молился о спасении Руси. И он-то избран был служить вестником Божия мило­сердия к нашему Отечеству. В ночном видении он увидел пред собою преподобного Сергия, ко­торый сказал ему: «Арсений! Ваши и наши мо­литвы услышаны. Предстательством Богома­тери суд об Отечестве преложен на милость, завтра Москва будет в руках осаждающих, и Россия будет спасена». Как бы в подтвержде­ние этого пророчества, к Арсению, страдавше­му тяжелыми недугами, возвратилось былое здравие и крепость сил. Радостная весть об этом начала переходить из уст в уста, проникла за стены Кремля в стан русских воинов, и вос­пламенила их непреодолимым мужеством. Дерзая о имени Божием и Богоматери, они ус­тремились на приступ и захватили Кремль. В следующий воскресный день войска торже­ственно вступили в освобожденный Кремль, и навстречу им, с Владимирскою иконою Божией Матери, вышел чудесно исцелившийся свя­титель Арсений. Увидев чудотворную икону, воины не могли удержать слез, с радостью смотрели на Лик Богоматери, как на живое изображение Взбранной Воеводы, благодатным заступлением Которой была одержана победа. Как пишут летописцы, все плакали, молились, и каждый стремился освятить себя прикоснове­нием к чудотворной иконе Богоматери.

От этого времени сохранилось описание иконы, сделанное в 1627 году по указу Патри­арха Филарета Никитича. Святыня была укра­шена драгоценными подвесками, накладными образками, оклад иконы инкрустирован мно­жеством драгоценных камней. Во времена Патриарха Никона, знатока и любителя цер­ковного искусства, в 1658 году золотых дел мастером Петром Ивановым Владимирской иконе был сделан новый золотой оклад в допол­нение к греческому окладу митрополита Фотия. Только эти две ризы и остались после ука­за Петра I от 1722 года, когда с иконы были сняты дополнительные украшения.

XIX век принес новые испытания России. Когда войска Наполеона приблизились к Мос­кве, перед иконой приносили молитвы с упова­нием на заступничество Богоматери. В 1812 году праздник Сретения иконы 26 августа со­впал с днем Бородинской битвы. По этому случаю был крестный ход с чудотворной Влади­мирской и другими чтимыми образами вокруг стен Китай-города и Белого города. Когда ре­шено было сдать Москву, то по указу императора Владимирскую икону, вместе с Иверской и Смоленской, в ночь с 1 на 2 сентября отправи­ли во Владимир. Во время пребывания иконы во Владимире с ней ежедневно совершался кре­стный ход вокруг города. 10 октября из Влади­мира иконы перевезли в Муром. Через неделю получили известие об освобождении столицы, и 20 октября после торжественного богослужения иконы были отправлены в Москву.

Во все времена русские люди своим благо­говением к этому образу выражали и выража­ют свою благодарность Божией Матери за бла­годеяния, полученные чрез Ее святую икону. При избрании на Московскую кафедру имена кандидатов, запечатанные в панагиарь, стави­лись в киот Владимирской Богоматери: «Кого изволит избрать Она Сама». После молебна один из жребиев вынимался и оглашался наро­ду. Так, во время Поместного Собора 5 (18) но­ября 1917 года затворник Зосимовой пустыни схииеромонах Алексий вынул жребий святите­ля Тихона, возведение которого на Патриарший престол состоялась 21 ноября (4 декабря) того же года. Ради этого великого события Влади­мирская икона была на время перенесена из Успенского собора Московского Кремля в Храм Христа Спасителя.

Поместный Собор Русской Церкви был последним значительным событием церковной жизни России перед началом тяжелых испыта­ний для Православной Церкви и всего народа. Шел 1917 год. Новая власть начала борьбу с Православием. Эта борьба происходила и в сердцах людей, насаждалось новое отношение к святыням. Многие из них уничтожались, дру­гие, имеющие культурную или историческую ценность, ставились в один ряд с предметами искусства, отделенного от Церкви.

В 1918 году было принято решение о реставрации Владимирской иконы Богоматери. 14 декабря 1918 года комиссией отдела по охране памятников искусства и старины Наркомпроса икона была изъята из киота для осмотра. Густой слой олифы, наложенный при последней реставрации 1895 года, по случаю восшествия на престол императора Николая, потемнел и «вскипел». На нем появились наро­сты и вспученности, разрушающие живопись. 20 декабря 1918 года икона была перенесена из Успенского собора в помещение патриаршей библиотеки для реставрации. Работы по расчис­тке и укреплению производил потомственный мастер-реставратор Г.О. Чириков.

В 1926 году икону передали в Государ­ственный исторический музей, где она и нахо­дилась до 1930 года, когда ее перевезли в Госу­дарственную Третьяковскую галерею.

В годы Великой Отечественной войны фонды Третьяковской галереи были эвакуиро­ваны в Новосибирск. Вместе со всеми произве­дениями также были вывезены и чудотворные Владимирская и Донская иконы Богоматери. Новосибирский оперный театр до конца 1944 года стал пристанищем многих святынь, храня­щихся в Третьяковской галерее. Таким обра­зом, Промысел Божий хранил эти святыни для будущих поколений верующих, потому что спу­стя некоторое время после эвакуации несколько залов экспозиции были серьезно повреждены немецкими бомбами.

Празднование 1000-летия Крещения Руси вновь повернуло культурную и политическую жизнь лицом к Церкви. Это проявилось в осен­ние трагические дни 1993 года, когда наша страна переживала один из самых сильных по­литических кризисов, который мог вполне пере­расти в гражданскую войну. В те дни Святей­ший Патриарх Алексий II обращался к проти­воборствующим сторонам и ко всем соотече­ственникам: «Россия на краю пропасти. Сегод­ня может распасться Русская держава. Слезно прошу не допустить кровопролития. Одна вы­пущенная пуля может привести к катастрофе, кровавое эхо которой прокатится по всей стра­не. Всех христиан прошу молиться о спасении России. Пусть и те, кто ни разу в жизни не об­ращался к Богу, обратятся ныне к Нему. Гнев Божий пролился на Россию. Прошу всех, кто держит в руках оружие: будьте милосердны к ближним своим! Не позволяйте духу ненависти лишить вас разума!» В особо тяжелые дни кри­зиса, по прошению Святейшего Патриарха Алексия II, из Третьяковской галереи в Богояв­ленский кафедральный собор перенесли Влади­мирскую икону Богоматери. После совершения литургии Святейший Патриарх в сослужении членов Священного Синода совершил молебен перед чудотворной иконой: «Матерь Божия! Заступница наша! Ты никогда не оставляла России и всегда спасала народ наш. Не оставь нас и ныне. Смиренно прибегаем к Тебе: умоли Бога и Сына Твоего, да помилует и спасет Русь». На следующий день произошло воору­женное столкновение у Белого Дома. Но на этом кризис закончился, и лишь благодаря заступничеству Царицы Небесной это противо­стояние не перешло в крупномасштабную граж­данскую войну.

После этих событий власти разрешили со­вершение богослужений перед чудотворной Владимирской иконой. В день памяти Владимирской иконы Богоматери святыню переноси­ли в Успенский собор Московского Кремля на Патриаршее Богослужение. В 600-ю годовщину перенесения чудотворного образа в Москву со­стоялся торжественный крестный ход из Успен­ского собора в Сретенский монастырь.

Восстановление храма Святителя Николая в Толмачах открыло возможность для возвра­щения Владимирской иконы православным людям. Храм-музей Святителя Николая обору­дован специальными системами, поддержива­ющими определенные климатические условия, необходимые для сохранности древних икон. 8 сентября 1996 года, в день Сретения Влади­мирской иконы Божией Матери, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил освящение храма. На время богослу­жения в храм была перенесена Владимирская икона. В декабре 1998 года было принято реше­ние об окончательном переносе иконы в храм-музей Святителя Николая в Толмачах, который является домовым храмом Третьяковской га­лереи. Для сохранности святыни был изготов­лен специальный киот, поддерживающий необ­ходимые климатические параметры. В конце 1999 года икона была окончательно перенесена в храм Святителя Николая в Толмачах, где и находится до настоящего времени и где верую­щие имеют возможность поклониться этой ве­ликой святыне и испросить пред нею молитв и заступления Пресвятой Владычицы нашей Бо­городицы.

Вот краткое повествование о благодеяниях Божией Матери, оказанных России через свя­тую Ее икону Владимирскую. Сколько раз спа­сала она Москву и Русь от врагов! Сколько раз Отечество наше в бедах обретало помощь и зас­тупление Богоматери чрез эту чудную икону! Будем и мы молиться перед этим святым обра­зом, да сподобимся получить благодатную по­мощь Царицы Небесной и спасение.

Чтец А. Лымарев. 2001 г.



 

Церковь и культура

В ноябре 2015 года в Кремле начались масштабные разрушительные процессы — демонтаж 14-го корпуса. Кому снос, а кому —...
Рады поделиться с Вами интересным событием, в котором православная соц.сеть «Елицы» выступает информационным партнером. В мае 2016 года в культурной...
Шесть лет светила отечественной реставрации спасали икону Боголюбовской Божьей Матери. «Картина ужасного разрушения» За восемь с лишним веков она претерпела немало...
Тбилиси. 14 марта. ИНТЕРФАКС — Во время проводимых в Кварели (грузинский регион Кахети) на территории базилики V века раскопок археологи...
Москва. 2 марта. ИНТЕРФАКС — Московско-Курская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по факту невозвращения в Россию 16 икон, отправленных частным...
Москва. 1 марта. ИНТЕРФАКС — Колокольню и дом прихода в марте введут в эксплуатацию на территории церкви Космы и Дамиана...
Великий Новгород. 2 марта. ИНТЕРФАКС — Новгородские реставраторы восстановили из сотен фрагментов разрушенную фреску Богородицы XV века из Софийского кафедрального...
Смоленск. 29 января. ИНТЕРФАКС — Выставка «Сальвадор Дали. Священное Писание» открылась в пятницу в смоленском культурно-выставочном центре имени Тенишевых. «За иллюстрирование...
Москва. 22 января. ИНТЕРФАКС — Предметы, принадлежавшие Владимиру Высоцкому, из коллекции Марины Влади будут переданы музею «Дом Высоцкого на Таганке»...
МОСКВА, 18 ноября — РИА Новости. Археологические изыскания будут проводиться на месте 14-го корпуса московского Кремля, археологические древности станут доступными...
Поделиться: