hv

"Единственная и надежная точка опоры – Толмачи"

В ночь на 10-е октября (23) внезапно скончался мой отец. Он был здоров, но видимо предчувствовал свою смерть, потому что последнее время много говорил о том, что скоро умрет. Не стану описывать здесь эту тяжелую ночь смерти отца, когда его нашли уже мертвым в постели. Эту ночь, когда кончилась моя счастливая беззаботная жизнь, и наступило что-то новое, тревожное. Я должна была брать на себя главную заботу о семье. Даже в эти первые страшные часы я должна взять на себя заботы об устройстве похорон, потому что мама была невменяема, а Сережа (брат) мал.

В шесть часов утра я побежала в Толмачи, мне хотелось прежде всего сообщить там о случившемся, поделиться своим горем с друзьями. Я чувствовала, что Толмачи были для меня единственной и надежной точкой опоры. Я пришла в храм еще до прихода Батюшки. Сидела у свечного ящика и волновалась: вдруг Батюшка не придет, вдруг он заболел. Но вот вошел Батюшка. Я подошла к нему. «Ты что это так рано?» — удивился он. «Папа у меня умер», — ответила я. Батюшка весь содрогнулся и перекрестился. «Значит, верны были его предчувствия», — мог только оказать он. Теплой волной участия, заботы, ласки повеяло на меня от Батюшки. Он расспросил меня обо всем. Мы договорились с ним о панихиде, об отпевании. Батюшка обещал сегодня же ко мне придти на панихиду. Затем он стал совершать проскомидию, а я побежала по своим делам. Батюшка, как рассказывали мне потом, с амвона говорил о моем отце, и, помянув его добрым словом, просил всех помолиться за него. Сам он, конечно, со всем усердием молился за новопреставленного раба Божия Владимира. На следующий день, в девять часов вечера, Батюшка с толмачевцами пришел к нам служить всенощную. Это было как раз в день юбилея Батюшки. Я думала, что Батюшка соберет у себя гостей в этот вечер, как он намеревался, но он заявил, что сейчас и речи не может быть ни о каком собрании. Многие толмачевцы пришли помолиться ко гробу моего отца. Всенощная была истовая, долгая, пели наши толмачевские певчие под руководством матушки задушевно, тихо, просто как ангелы, казалось мне. Я чувствовала, что душа моя, сдавленная горем, расправляет крылья, вздыхает свободно и отдыхает на этих дивных словах утешения, в которых говорится о вечной радости, о тех блаженных местах упокоения, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная. Жаль только, что родные мои, не привыкшие к церковным песнопениям, тяжело переносили это богослужение. Отпевание совершалось в нашем храме после ранней обедни.



Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление

Поделиться: