hv

“Любимые книги Батюшки”

Батюшка очень любил книги. Он все время покупал их где только можно, переплетал, записывал в свой каталог. Заботился он не только о своих книгах, которых у него было очень много, но и о церковных. В Толмачевском храме стоял книжный шкаф с книгами, сохранившимися от прежней библиотеки еп. Феофана. Лето 1927 года семья Батюшки жила на даче в Белых Столбах по Павелецкой дороге. Батюшка в дни своего служения оставался один в Москве, столовался у матушки Любови, а в свободные дни уезжал на дачу.

Как-то летом Батюшка занялся разборкой церковных книг. Он задумал все ненужные книги, дублеты и другие мало интересные книги, свои и церковные, перенести в церковный сарай. В просторном сарае были устроены широкие полки, в виде палатей, куда мы складывали книги. Батюшка старался сделать систему: мы связывали стопки книг шпагатом и раскладывали их по этим полкам. Кроме меня помогать иногда приходили Юлия Васильевна, Верочка, иногда матушка Любовь присылала Любовь Михайловну. Разборка была веселым занятием. Батюшка, разбираясь в книгах, нередко рассказывал нам что-нибудь о них или прочитывал особенно интересные и смешные места. Интересно было вылавливать из общей массы какие-нибудь исторические уникумы, вроде книги звездочетцев, предсказания по звездам судьбы каждого. Помню, как мы смеялись над этой книгой, когда батюшка, которому мы показали свою находку, сидя на палатях (он забирался туда, чтобы лучше укладывать книги), читал вслух предсказания каждому о его судьбе по тому числу, в которое он родился. Просторный церковный сарай всем нам очень нравился. А когда книги были приведены в порядок и аккуратно разложены по полкам, он принял совсем уютный вид, так что Батюшка даже размечтался, что он, когда его выселят из квартиры, утеплит этот сарай, проделает в нем окна и переедет в него на жительство со всей своей семьей. В самый разгар нашей работы прибегала обычно Любовь Михайловна и передавала, что матушка Любовь зовет обедать. Но сразу все бросить и сейчас же пойти для Батюшки было почти невозможно. «Сейчас», — отвечал он и продолжал, нисколько не спеша, заниматься книгами. Любовь Михайловна, чтобы ускорить дело, тоже принималась помогать. Проходили еще добрые полчаса, когда наконец являлась сама матушка Любовь, потерявшая терпенье. «Что же Вы, Батюшка. Обед остыл», — заявляла она. «Сейчас», — отвечал ей также невозмутимо батюшка, весь погруженный в работу. Но матушка не оставляла его в покое. «Батюшка, есть хочется, идите скорей, успеете еще своими книжками налюбоваться», — начинала кричать она. «Батюшка, идите же». Батюшке ничего не оставалось, как глубоко вздохнув, покориться печальной необходимости и, оторвавшись от своих любимых книжек, идти обедать к матушке. Нас матушка также не отпускала домой и кормила обедом. После обеда Батюшка шел немного отдохнуть до всенощной, а мы, убрав посуду, расходились восвояси, унося с собой книги, подаренные Батюшкой, среди которых было немало ценных. Так я получила службу Успения, истолкованную Скабулановичем, а Вера — молитвенник, по которому Батюшка молился в ранней юности.

Любила я эти дни разборки книг в сарае. Тихий, зеленый, церковный двор, весь заросший травой, которая покрывала даже и старые каменные плиты дорожки, деревянные бревенчатые стены сарая, уютная матушкина комнатка с низенькими окошечками напоминали мне деревню и так все это было непохоже на шумную Москву — столицу СССР.



Поделиться:

Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление