hv

"Воспоминания Марии М.: Рождение Машеньки"

Время шло, наступало лето. В семье Батюшки ожидалось событие: рождение нового человека. Родилась дочка Машенька. Здесь в момент этого события вскрылась передо мною трагедия души Ольги Николаевны, с которой я очень сблизилась. Я увидала волновавшие ее душу чувства не то зависти, не то ревности в отношении к Батюшке, ей казалось, что Батюшка лучше относится к другим, чем к ней. Доказательством этого являлось для нее то, что о рождении Машеньки Батюшка сообщил Екатерине Вас. и Вере Б., но ничего не сказал ей. Помню, в шесть часов утра шли мы с нею в Толмачи. На улицах было тихо, особенно пустынно было в Мертвом переулке, который почему-то мне особенно памятен. Только что вставшее солнце освещало дома и деревья, дворники подметали тротуары, и шаги наши гулко отдавались по панели. Ольга Ник. была возбуждена. Она приводила мне целый ряд случаев, из которых заключала она о чувстве недоброжелательства к ней Ек. Вас., глазами которой будто бы смотрел на нее и Батюшка. Она говорила мне о том, как неравен Батюшка в отношении к толмачевцам. На попытки мои возражать, О.Н. ответила мне, что и я до сих пор не знала о рождении Машеньки, когда все толмачевцы уже знают, следовательно, и я не из первых у Батюшки. Помню, какую тяжесть испытывала я в эти минуты. Я понимала, что передо мной открываются болезненные раны страдающей от гордости души, но в то же время какой-то отклик находили во мне ее жалобы. До сих пор Толмачи я воспринимала в чувстве гармонии, созвучия душ и цельности с Батюшкой, бывшего для всех нас безукорным образом Божиим, и здесь впервые прозвучала для меня нотка раздора, разделения и вражды. Всю обедню я помню, боролась с нахлынувшими на меня мыслями о Батюшке, о его семье, о толмачевцах и о себе. И подсознательно решился в душе вопрос: если Батюшка скажет мне, что-то о родившейся Машеньке, значит, не права О.Н. и не стоит поддаваться влиянию ее, но лучше остаться в установившемся во мне чувстве приверженности и доверия к Батюшке.

После обедни подошла я к Батюшке спросить, когда мне ехать домой. Время отпуска моего наступило, но меня держат церковные службы: ежедневно я ездила в Толмачи. Прошло воскресенье, потом Владимирская, потом Рождество Иоанна Предтечи, завтра Тихвинская, а там опять воскресенье, там Петров день, нет дня для поездки, а службу церковную мне жаль потерять, и ехать надо. «Сегодня поезжай, — как же можно сегодня ехать? Ведь сегодня всенощная, завтра обедня Тихвинской Божией Матери, две службы нужно пропустить», — в отчаянии взмолилась я.

«Поезжай с дневным поездом, всенощную пропустишь, а к обедне у себя пойдешь. — Дневных поездов нет», — решительно ответила я. «А ты поезжай на счастье», — стоял на своем Батюшка и благословил меня в путь. Все сравнения во мне улеглись. Я отошла от Батюшки в мире, но разумом постичь не могла, как все это совершится. Обедня кончилась не рано, мне нужно было доехать до Благуши, зайти в «Очаг», получить деньги. Батюшка сказал, что мне их выдадут. Собрать все свои вещи, часть в дорогу, а все остальное уложить, так как я по уговору с хозяйкой квартиры обещала с отъездом на каникулы, освободить комнату. Нужно было добраться до вокзала, а время отхода поезда мне не было известно, словом, передо мною были непроходимые препятствия. Я приложилась к образам и направилась к выходу. Сзади меня шел Батюшка: «Пойдем, я покажу тебе мою Марию». Не могу описать, какая волна радости охватила меня. Не только потому, что я любила Батюшку и его семью, но еще больше потому, что все тяжелые мысли, навеянные беседой с О.Н., рассеялись в миг. Уступив место свету, правде и любви. О рождении Машеньки толмачевцы знали, но еще никто ее не видел, и мне первой выпало счастье это, как будто в награду за то, что я не поддалась буре смятений от помыслов. Я пошла вместе с Батюшкой. Батюшка ввел меня в комнату, где лежала матушка. В этой комнате я почти не бывала, так как гостей принимали в другой. Матушка встретила меня приветливой улыбкой. Возле ее кровати стояла детская колясочка, в которой виднелось маленькое личико новорожденной. Помню, вид матушки, лежавшей на одре, напомнил мне картину Рождества Пресвятой Богородицы. Батюшка с любовью посмотрел на свою маленькую дочку, благословил ее и поздоровался с матушкой. Я поздравила матушку, полюбовалась малюткой и тут же стала прощаться, торопясь на поезд.



Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление

Поделиться: