hv

Уроки греческого языка.

Продолжая свои занятия Библией, я чувствовала, что мне необходимо познакомиться хоть немного с древними языками: древнееврейским и древнегреческим. Я выпросила себе у Батюшки грамматику древнееврейского языка и еще летом пыталась заниматься ею, успехи мои были невелики, я только немножко научилась различать буквы алфавита. Попробовала я начать и греческую азбуку, но тут дело у меня не пошло. Батюшка несколько раз справлялся, как идут мои занятия языками, я призналась, что не клеются, и тогда Батюшка предложил мне сам помогать  по-греческому языку. Первый урок греческого языка был в церкви после обедни. Батюшка сел около свечного ящика и стал мне показывать и объяснять греческий алфавит, и даже задал мне на дом какой-то урок. Я сначала довольно несерьезно отнеслась к этим урокам, представляя себе их просто как нерегулярную помощь мне в самостоятельных занятиях, а поэтому даже не выучила к следующему разу задание. Но Батюшка иначе отнесся к этому делу. На следующий раз он позвал меня к себе на квартиру и добросовестно отзанимался со мной часа два. Мне было неловко, что я не сделала урока и я попыталась прочитать заданное тут же при Батюшке, не говоря о том, что я ничего не делала дома. Но тотчас же была обличена, и Батюшка очень серьезно, совсем по-учительски отругал меня за несделанный урок, а матушка, слышавшая наш разговор, прибавила мне в нравоучение: «Когда Батюшка учился у меня музыке, он всегда все уроки делал на пять с плюсом». Мне было очень стыдно, и я почувствовала себя совсем маленькой девочкой. С этого дня я уже всегда все уроки делала добросовестно хотя Батюшка задавал мне немало.

Эти занятия греческим языком с Батюшкой были для меня большим удовольствием. Я всегда с нетерпением дожидалась вторника, дня наших занятий. В этот день, после обедни, я шла вместе с Батюшкой к нему в дом, пили вместе чай, а затем начинались занятия. Причем Батюшка делался строгим и требовательным. Он ругал меня за мои ошибки, подсмеивался надо мной, если я не сразу понимала что-нибудь из грамматики. Помню, как Батюшка долго стыдил меня за то, что я не умела отличить винительный падеж от родительного в русском языке, и заставил меня разобраться в этом различии, так что после я уж никогда не смешивала этих падежей. Вообще, с самого начала, Батюшка серьезно повел дело, забрав меня в руки и заставив заниматься и относиться к занятиям не шутя. Я много пользы получила от этих уроков. Кроме того, я как-то ближе познакомилась с Батюшкиной семьей в ее будничной жизни. Сидя за уроком, я любила наблюдать исподтишка за матушкой, как она занималась своим хозяйством или помогала Андрюше учить урок. Мне нравился всегда мирный тон ее речи, ее приветливость, быстрота и вместе с тем серьезность, с которой она делала свои дела. Иногда после урока Батюшка оставлял меня поговорить, расспрашивал о моих делах, и я уходила домой перед самым обедом.



Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление

Поделиться: