hv

"Воспоминания Марии М.: Уныние"

Часто я поддавалась унынию. Минуты радости, бодрости, подъема духовного чередовались с периодами мрака, греховности. Обычно это сопровождалось чувством протеста в отношении ко всему святому: «Не пойду больше в церковь, не буду говеть». Вышла, помню я из дому ко всенощной. Мороз. Небо звездное. Страшно мне стало. Бог, Творец, Судья, страшный суд… Казалось, я гибну, падаю в бездну. Нет просвета… и тут же рисуется облик Батюшки, его добрый любящий взгляд, его всепрощение. «К Батюшке пойду, Батюшке все расскажу». Прихожу к исповеди. Батюшка выслушал, говорит: «Не в том сила таинства, что ты мне все это рассказала, а в том, что Господь тебя слышит и Сам приемлет твое покаяние». Вот здесь я почувствовала благость Божию, и чувство страха восполнилось чувством любви. Батюшка — ведь это малый отблеск бесконечной милости и любви Божией.

Подхожу как-то под благословение. Впереди меня старушка. «Как Ваше здоровье?» — спрашивает ее Батюшка. «За Ваши святые молитвы, слава Богу, Батюшка», — со светлой улыбкой поклонилась старушка. А мне стрела в сердце: «Трафаретная фраза», — проскользнул едкий помысел. Вскоре подхожу к исповеди. Унынию границ нет. Говорю Батюшке: «Я пришла не для покаяния, не для молитвы. Все кончено. Я держалась на тоненьком волоске веры, но и ее уже нет. Напрасен Ваш труд. Из меня ничего не выйдет. Греха не победить. Я зная, что Вы отвечаете за душу мою, поэтому пришла Вам только сказать, что я гибну». Батюшка молча слушает, молча глядит на меня. На лице у него улыбка какая-то проницательная, загадочная: «Вот бывает иногда, спросишь какую-нибудь старушку: как Ваше здоровье?» — а она: «За Ваши святые молитвы, Батюшка». — «Оно будто звучит и трафаретно, не знаю сам, почему так, а говорят». В прозорливости Батюшки я не сомневалась и приняла это, как обличение и только. Батюшка прочел разрешительную молитву, велел причаститься… Несколько дней спустя иду к обедне мимо храма Христа Спасителя. Рано утром. Восходит солнышко. Народу нет. Шаги гулко отдаются по панели. По привычке заглядываю внутрь себя, отдаю себе отчет: «Светло на душе, отчего? И вдруг совершенно ясно почувствовала себя духовно на раменах у Батюшки, как рисуют Спасителя в образе пастыря с погибшей овцой. Вдруг я ощутила его молитву, силу его предстательства перед Богом за нас. Вскоре Батюшка спрашивает: «Ну, как живешь?» — «За ваши святые молитвы, слава Богу, Батюшка», — сознательно, внятно и из глубины души ответила я.

Помню, кажется в Вознесение, причастников было много, а я не могла говеть. После Батюшка спрашивает на исповеди: «Ты не позавидовала, что все причащались, а ты нет?» — «Что Вы, Батюшка? Да разве можно? Ведь это большой грех. Господь может за это совсем лишить причастия», — совершенно искренно ответила я. Прошло несколько лет. Двунадесятый праздник. Все духовные дети Батюшки готовятся к святому причащению. Я тоже так стараюсь не грешить, так жду праздника. думаю: «Период небольшой, донесу свою свечечку. все пока мирно, ровно идет». За день, за два спрашиваю благословение Батюшки. «Нет, не будешь говеть». Тут сразу вихрь. Куда все девалось. Помыслы, чувства, дела — кубарем все покатилось. И почвы под ногами нет и впереди темно, и силы разом ослабели. Никто не мил, и праздника как не бывало. Под самый праздник зовет Батюшка к исповеди. Велит говеть. «Нет, Батюшка, не могу, не смею. Дайте мне встать, дайте окрепнуть». «Так ты же сама мне говорила, что не тогда тебе нужна моя ласка и мое участие, когда ты в добром настроении, а именно тогда, когда ты в уныние впадаешь. Так и Господь. Теперь-то Он тебе и нужен. Иди, купайся в крови Христовой», — с глубокой скорбью указал Батюшка на алтарь и прочел разрешительную молитву…



Вера Владимировна Бородич

Vera Borodich tРодилась она в 1905 году в Москве в семье служащего. Училась в гимназии, окончила среднюю школу, Ленинградский государственный университет (факультет языкознания), аспирантуру. Вера Владимировна Бородич стала видным специалистом по славянским языкам.

Вот как вспоминает сама Вера Владимировна о том, как она стала прихожанкой Толмачевского храма:  

«Двенадцати лет стала я интересоваться религией, ходить в церковь, читать Евангелие. С шестнадцати лет ходила в храм Христа Спасителя, познакомилась с отцом Александром Хотовицким* и стала его духовной дочерью. После его ареста в 1922 году я осталась без духовного руководства, охладела к религии, однако ненадолго.

Подробнее...

Оглавление

Поделиться: